4. Ошарашена

Sunday, October 9, 2011

“Мадам? Мадам…” Мы кинулись забору, через который к нам обращались человека четыре. Я не могла разглядеть их лиц, так как свет от фонаря бил нам в лицо и в их затылки. Они говорили на ломаном английском:

“Его здесь нет. Он в больнице Сант Рок. Вы знаете где она находится? У вас есть машина?” Я отрицательно покачала головой на оба вопроса.

“Что с ним? Как он? Я спросила.

“Мы не знаем. Мы ничего не знаем. Только знаем, что он в больнице. Нам очень жаль. Удачи.” Мы, как ударенные током, помчались искать такси, но потом до меня дошло, что детей все-таки надо сначала отвести домой. О, нет, Надя вхлипывает. Как мне хочется расплакаться, но пытаюсь убедить ее и себя, что папа просто наверное потерял много жидкости в организме, так часто случается со спортсменами. Ему скорей всего просто нужна капельница и сейчас, он пожалуй сидит в коридоре больницы и ждет когда мы его заберем. Надя перестает плакать и через несколько шагов в молчании я слышу ее спокойный и твердый голос:

“Он в порядке. А если нет, то врачи помогут ему и он будет в порядке. Я только что помолилась про себя и получила ответ, что все будет хорошо.” Я зацепилась за ее слова, они меня успокоили, и еще не раз я буду вспоминать эту уверенность в голосе моего ребенка. Я поверила ей.

Мы шли быстро. Уже было за полночь, когда мы подходили к нашему дому. Моя мамa стояла на балконе ожидая нас: “Где Скотт?”

“В больнице.” Мой удрученный голос пронес печальную новость по темным и пустым улицам.

Мама в сильнейшем расстройстве от нашего короткого рассказа. Отправив детей спать я стала искать номер больницы в телефонном справочнике. Нашла! Набираю номер, жду пока играет какая-то тревожная музыка. Затем, трубку берет доктор и очень спешным и взволнованным голосом начинает со мной говорить в то время, как мой мир начинает рушится.

“Да, Скотту Томпсону очень плохо. Мы сейчас работаем над ним. У него температура 41 градус и он в коме. Почки плохо работают, он в очень критическом состянии.”

Я спросила, можно ли мне сейчас приехать.

“Да, вы… вы должны приехать сейчас же!”

В критическом состоянии? Приехать сейчас же? Неужели он может умереть? Я повесила трубку и стала искать номера телефонов такси. Позвонив по первым нескольким номерам, со мной говорили исключительно по-французски. Английский даже не был одним из возможных вариантов. Я не могла понять почему они сердито разговаривали со мной: потому что я не говорила с ними на их языке, или потому что был час ночи, или же и то и другое вместе взятое. Наконец, мне повезло, и трубку подняла девушка и говорила со мной сонным голосом на английском языке. Она согласилась подвезти меня до больницы, НО не раньше 8 часов утра. Окей. Я настолько устала физически и эмоционально, что не было сил ее умолять. Я хожу туда-сюда по коридору зажимая уши руками пытаясь подавить взволнованный голос доктора, отдающийся эхом в голове, заставляя меня трястись в панике. Я иду к маме, падаю рядом с ней на кровать и реву. Моя бедная мама, как будто ей от жизни мало доставалось.

Следуя ее совету, я пытаюсь уснуть, но не могу. Это то, что я называю настоящим ночным кошмаром. Ты так изможден, что не можешь функционировать, и в то же время настолько напряжен, что нет возможности развязать узел в груди, расслабиться и уснуть. Это была самая ужасная ночь, которою я когда-либо испытала. Я плакала, молилась, и затем куда-то на минуту растворялась как еще одна волна новой реальности нахлынивала и меня снова начинало трясти и снова меня кидало в слезы. Пытаясь подавить страх и отчаяние мозг не переставал перебирать все возможные ситуации и способы их разрешения. Что делать, как жить, незнакомый город, сколько мы здесь пробудем? А как же дети? А как Скотт? Что если он умрет?!

На следующее утро я нe взглянула на себя в зеркало, я знала, косметика мне не поможет, да и какая мне разница? Я оставляю маму и детей в квартире и спускаюсь вниз, чтобы не проспустить такси. Она во-время. Она – Мира из Англии; у нее собственный такси бизнес под названием “Friend in France,” или “Друг во Франции.” По мере того как она выслушивает мою историю, она меняется в лице, и я могу сказать, она сожалеет, что не заехала за мной ночью. Она настаивает на том, чтобы не только подвезти меня до больницы, но и помочь разыскать в ней Скотта и перевести с французского наш разговор с доктором. Мира стала моим первым другом во Франции.

IMG_4233

После некоторого ожидания, меня впустили. Скотт в отделении интенсивной терапии больницы Сант Рок. Он лежит недвижим, в коме, не реагируя ни на что. Даже на то, что он весь обложен пакетами со льдом. Я хватюсь за его холодную руку и слезы брызжут из моих глаз. Воспоминания о том, как его отец умирал 6 лет назад в реанимации, сверлят мой разум. “Это другое,” я повторяю себе, “он проснется.” Но как такое могло произойти с моим сильным здоровым мужем?! Кто-нибудь, скажите мне! Медсестра не могла мне дать никакую информацию, а доктора только готовились к утреннему обходу, после чего они смогут обсудить со мной состояние Скотта. “До тех пор, вы должны уйти, s’il vous plait.”

Я брожу в ступоре по незнакомому городу, пытаясь запомнить дорогу к больнице, находящейся в центре Ниццы. Больница располагается в старом здании, как будто даже немного запущенном. Мира говорит, это оттого, что во Франции людям гарантировано государством 100-процентное бесплатное медицинское обслуживание. Им ничего не нужно платить, поэтому у больниц нет лишних денег на красоту. “Но обслуживание здесь на очень высоком уровне,” говорит Мира, и добавляет: “Даже лучше, чем в Британии.” Как я на это надеюсь.

Вернувшись обратно через полтора часа, как мне сказали, я жду с нетерпением возле двери в отделение. Вскоре вышел врач и поприветствовал меня на хорошем английском. Это был тот же доктор, с которым я разговаривала по телефону ночью. Он молод и очень серьезен. Он ведет меня в комнату, предназначенную для разговоров с родственниками, с желтыми стенами, от которых все равно очень холодно и страшно. Пожалуйста, доктор, скажите же мне что нибудь хорошее.

“Ситуация очень, очень серьезная,” начал он. “Мы догадываемся, что произошло следующее: когда Скотт бежал марафон он рухнул от сильнейшего теплового удара. Когда мы его подобрали он был в коматозном состоянии и с очень высокой температурой. Почки повреждены и работают плохо. Возможно, поврежден мозг, так как он не мог сам дышать какое-то время и сканнер показывает, что есть едема в мозге. Все эти проблемы опасны для жизни.”

Я набралась храбрости и выдохнула: “То есть, люди умирают от этого?”

“Да, в зависимости от человека, 40% умирает от теплового удара такой тяжести. Он здоровый и сильный, поэтому есть надежда. Сейчас он в стабильном, но в очень критическом состоянии.”

Как с этим жить? И закрывала медленно глаза пытаясь побороть слезы, которые жгли мне глаза. Пришла медсестра и дала мне мешок с вещами Скотта, обувью и браслетом-таймером, который принадлежит организаторам соревнования. Я ушла. Мне нужно было забрать велосипед Скотта в обмен на браслет. Не знаю как, но я разыскала палатку, одну из немногих, которую еще не свернули и в которой стоял его велик. Мне задавали вопросы о самочувствии Скотта, а я была просто онемевшей от ужаса. Там были еще мешки с его гидрокостюмом, велосипедной обувью и шлемом. Там был также пакет с энергетическими батончиками и водой. Нетронутые. Он не ел и не пил во время этого идиотского соревнования!

После бессонной ночи и в полуденную жару, моя ноша казалась мне ужасно тяжелой. Наконец, я принесла все домой и поделилась с семьей тем, что знала и видела. Все затихли. Мы опустились на колени и помолились. Потом читали из Лиахоны. Глаза искали какое-нибудь пророческое обещание хэппи энда но слезы душили надежду, заменяя ее на страх. “Это так,” – читали мы, “Мы живем, чтобы умереть, и умираем, чтобы жить снова. С точки зрения вечной перспективы, единственная смерть, которую справедливо можно назвать преждевременной, – это смерть тех, кто не готов к встрече с Богом.” Меня это не утешало. Всё, что для меня сейчас имело значение – это выздоровление Скотта. Скажи мне, Боже, что он будет жить! Скажи мне, что все наладится. Скоро! Потому что я не готова жить эту жить сама. Мне нужен мой муж!!!

Я понятия не имела, что мне делать. Оставалось только ждать. О, что за пытка ждать неизвестности в незнакомом месте в течение неопределенного количества времени. Нет ничего мучительнее ожидания, пронизанного болью, парализованного страхом, окутанного в неизвестность. Я была ошарашена; Я не могла ни думать ни действовать нормально. Не могла ни есть, ни спать. Я держалась за стены, чтобы не упасть, пытаясь хоть чуть-чуть помочь маме с детьми. Хотелось кричать и рыдать, но надо было держаться, чтобы не пугать детей.

Действительно, мне казалось что в тот день мы были на самом дне нашего испытания, что хуже быть уже не может. Я была уверена, что если мы будем продолжать верить, молиться и соблюдать заповеди, то Бог начнет разрешать нашу ситуацию, и завтра мы получим более оптимистичные новости.

Только Бог действует не совсем так.

Advertisements

4. Dumbstruck

Thursday, October 06, 2011

“Madame? Madame… “We rushed to the fence. I could not see people’s faces; they were standing away from the light. There were about four of them speaking in broken English:

“He is not here. He is in l’hôpital Saint Roch. Do you know where it is? Do you have car?” I shook my head no to both questions.

“What’s wrong with him? Is he ok?” I asked.

“We don’t know. We don’t know anything. Only that he is in l’hôpital. Sorry. Good luck.” As if electricuted, we almost ran to find a taxi. I almost spaced it out that first, I needed to take the kids to the apartment. Oh, no! Nadia’s sobbing. How I wanted to cry too, but I tried to convince her (and myself)that Daddy is probably just dehydrated and they are putting IV’s in him. It is a common thing among the endurance athletes. By now, he must be sitting in the hospital, waiting for us to pick him up. Don’t cry, my sweetheart. After a few silent steps I hear her calm and confident voice:

“He is ok. If not, the doctors will help him and he will be fine. I just said a prayer and got an answer that he’ll be ok. I know it.” I clanged to her words, they gave me such hope. And not once later will I remember this surety in my child’s voice. I believed her.

We walked home fast. It must have been after midnight when we approached the building. My Mom was on the balcony waiting for us: “Where is Scott?”

“In the hospital.” My small voice carries the sad news through the dark empty streets.
My Mom was in shock from our story. After the kids were in bed, I started searching for Saint Roch Hospital phone number in the yellow pages. Got it! I dial, I wait, while worrisome music is playing in my ear. Then, a doctor picks up the phone and starts speaking to me in an agitated and urgent sort of way while my world begins to crumble like it never did before.

“Yes, Scott Thompson is not ok. We are working on him right now. His temperature is 41 degrees and he is in coma. His kidneys are bad, he is very critical.”

I asked him if I could come now.

“Yes, you… you must come now!”

Critical? Must come now? Is there a risk of him dying tonight? I hang up and started searching for taxi phone numbers. The first few numbers I called, they spoke exclusively French to me. English was not even an option. I could not understand why they were so angry with me: that I was speaking English, or that it was 1am, or both? I finally got lucky getting hold of an English speaking girl, who sounded very sleepy. She was kind enough to agree to give me a ride BUT it had to be no earlier than 8 in the morning. Ok. I am so tired and wrecked emotionally to plead with her. I walk the hall back and forth covering my ears with hands, trying to supress the doctor’s concerned voice echoing in my head, making me tremble inside and out. I go to my Mom’s, fall next to her on the bed and cry my fears to her. My poor Mom, like she had not had enough to deal with in her own life.
I follow her advice and try to fall asleep, but can’t. This is what a nightmare is. You are so tired and exhausted you can’t function, yet so tense that there is no way you can relax and get that knot in your chest to melt away and let you fall asleep. It was the most horrible night I have ever lived through. I was crying, praying, and then for a moment drifting off to sleep, when another wave of a new reality would flood me with despair and again I was in tears. My brain, trying to overcome my fears, would keep on sorting out all possible outcomes and options for dealing with them, which only sent me back to my fears. What to do, how to live, unfamiliar town and country, how long are we staying here, what about the kids? What about Scott? What if he dies?!
The next morning I don’t even look in the mirror, I know make up would not help me, and who cares anyway? I leave my Mom and the kids in the apartment and go down to meet my taxi ride. She is here right on time. She is Mira from England; she runs her own taxi service called “A Friend in France.” As she listens to my story, she changes in her face and I can tell she feels bad for not coming last night. But she insists to not only drop me off by the hospital but take me inside and translate for me. Mira’s become my first friend in France.

After some waiting they let me in. Scott is in the Intensive Care Unit of Saint Roch Hospital. I see him lifeless, in coma, no reaction to my voice or touch. Even no reaction to many bags of ice covering his body. I grab his cold hand and tears burn my eyes. Flashbacks of Scott’s Dad dying in the ICU 6 years ago are drilling through my head.

IMG_4233

“This is different,” I keep telling myself, ”he’ll wake up.” But how could this happen to my strong healthy husband? And what exactly happened to him?! Somebody, tell me! The nurse could not give me any update. The doctors were about to do their morning rounds, after which I could come back and discuss Scott’s condition. “Until then you must leave, s’il vous plait.” I wandered around in stupor trying to remember my way back to the hospital which is in the middle of Nice. It’s an old building, looking somewhat rundown. Mira said it’s because French people have a 100% medical coverage guaranteed by the government. They don’t pay anything when it comes to health care, so hospitals don’t have extra money to look nice. “But the care is really good here,” she says, and adds “even better than in Britain.” I sure hope so.

When I come back in an hour and a half, like they told me, I wait impatiently by the ICU door. The doctor greets me in good English. It is the same doctor I heard on the phone the night before. He is young and very serious. He leads me to the room, designated for talking to relatives. It is so depressingly yellow and cold there. So, please, tell me good news, doctor.

“The situation is very, very serious,” he starts. “What we think happened is when Scott was running a marathon, he collapsed from a severe heat stroke. When we picked him up he was comatose and had a very high fever. His kidneys are not working well. Because he was not able to breath on his own for some time, we are really concerned about his brain. The scan showed that he’s got a brain swelling. All of these things are life-threatening.”

I summoned some courage and breathed out: “Do you mean people die from it?”
“Yes, depending on a person, 40% die from a heat stroke of that kind. He is young and healthy, so we have hope. He is stable right now, but in a very critical state.”

How do you live with that? I was closing my eyes slowly trying to fight back tears. The nurse came out and handed me the plastic bag with Scott’s clothes, shoes and a tracking band. I left. I needed to find Scott’s bike. I don’t know how, but I found a booth, one of the few still standing, with Scott’s bike in it. I exchanged it for the tracking band. People were asking me about how Scott was feeling, but I was numb with horror. There were also bags with his wetsuit, bike shoes, helmet, energy bars and … water! He didn’t eat or drink during the stupid race!!!

After the sleepless night and in the heat of the day all the stuff I carried seemed so heavy. I finally made it home where I shared with my family what I learned and what I saw.

Everyone became quiet. We kneeled and prayed. Then we read from the Ensign. Eyes were searching for some prophetic promise of a happy end but tears were choking that hope with fear. “It is true” – we read, “We live to die and we die to live again. From an eternal perspective, the only death that is truly premature is the death of one who is not prepared to meet God.” That was not comforting. All I cared about was Scott’s recovery. Tell me, God, that he will live. Tell me that everything will be all right. And soon! Because I am not prepared to handle life on my own. I need my husband!!

I really had no clue what to do but wait. And oh! what a torture it is to wait for the unknown in the unknown place for an unknown period of time. It was waiting pierced with pain, paralyzed with fear, enveloped in a cloud of uncertainty. I was dumbstruck; I could not think straight or act normal. I could not eat or sleep. I was holding on to the walls to keep me from falling as I tried to help my Mom to take care of kids. I felt like screaming and crying and was only saving that for later when kids are in bed and don’t have to witness my breakdown. I really thought that we were at ground zero, and things would start looking up from then on. I was so sure that if we kept exercising our faith, saying our prayers and keeping the commandments, God would fix everything and we’ll get better news tomorrow.

Only it is not exactly how God works.

3. Гонка

Wednesday, September 28, 2011

IMG_4218
Казалось, что по морю движется огромное морское чудовище. Первые 15 минут пловцы держались плотно вместе, и я представляю себе мясорубку, в которой они находились. Через полтора часа я спустилась на пляж, где спортсмены выходили из воды и сразу снова окунались в воду, брызжущую из душевых головок, установленных прямо по пути на переходную станцию. Я пыталась найти хорошее место для съемки. Жду. С начала старта прошел 1 час 56 минут, когда я заметила Скотта. По его виду я могла сказать, что ему было тяжело. Он выглядел изможденным. Шутка ли, 4 км вплавь?! Я кричала, свистела, словом, болела, пока он выходил из воды, ополаскивался под душем, и озарив меня уставшей улыбкой, пускался в следующий бой. Мне кажется, соревнования Ironman это именно бой. Бой воли и тела. Эти люди соревнуются не против друг друга и не ради наград. Они сражаются сами с собой, со своей физической болью и слабостью, осознавая что с каждой милей проделанного пути они становятся сильнее. И не столько телом, сколько духом. Требуется железная воля, чтобы стать железным человеком. Другой вопрос – зачем им это нужно?

Но, вперед, за Скоттом, я бегу параллельно забору из проволоки, и фотографирую моего атлета. Стягивая с себя гидрокостюм, он бежит по другую сторону ограждения к месту, где его ждет велосипед. В ритме гонки он натягивает свои ярко-зеленые компрессионные гольфы, затем велосипедные ботинки, шлем. Каждое движение – это движение вперед. Времени нет ни минуты, даже чтобы глотнуть воды и скушать банан. Он уже бежит с велосипедом и, улыбнувшись мне еще раз, запрыгивает на него и уже педалит в направлении от меня и по направлению к новым вершинам. Уже здесь, в Германии одна подруга мне сказала: “Это мужское занятие – покорять мир, совершать подвиги, доказывать нам свои способности.” Казалось бы, какая нелепая психология у этих мужчин. Но природа устроила так, что это работает. Мы любим их за это сумасбродство, а не за лежание на диване.

Первая фаза закончена

Первая фаза закончена

Покончив с плаванием и “посадив” Скотта на велосипед, я с облегчением пошла домой. Солнце уже встало, но утренняя прохлада еще не сменилась жарой. Чистое небо, лазурный берег, горы, начинающие свой подъем сразу у моря – какой красивый пейзаж! У Скотта будет возможность увидеть 180 км Южной Франции! Это конечно не велосипедная прогулка, но я ему немного завидoвала.

IMG_4220

IMG_4221

Начало второй фазы. На этом месте я пошла домой к маме и детям


IMG_4222 IMG_4223 IMG_4224

Phase II - 26 mile run

Фаза третья – марафон

Дети уже проснулись и совершали набеги на холодильник. Позавтракав, мы решили соблюсти день Субботний и почитать из церковного журнала выступление с Генеральной конференции. Я пыталась удержать внимание детей на духовной мысли, но детский телевизионный канал одержал победу. Никуда не хотелось идти. Там, на улице, жарко и многолюдно. Дома душно и скучно. Ho по крайней мере, тут, в стенах квартиры, все в безопасности и мне не надо постоянно считать головы. Поскорей бы этот день кончился! С папой мы куда более энергично проводим время.

***

Арбузный сок течет по голым животам, липкие ручонки оставляют ляпы на всех поверхностях квартиры, мокрые подгузники бегают повсюду, слышен то детский заливной смех, то пронзительный рев. Закончился тихий час. Надя и Давид валяются на полу, пытаясь охладиться. Уже в третий раз за день они смотрят High School Musical. Пора выбираться отсюда. Где сейчас Скотт? Мне так не терпится встретить его на финишe.

IMG_4199 IMG_4198 IMG_4197

Tак здорово пройтись по набережной, пофотографировать порт с красивыми лодками. Вечернее солнце обрызгало всё золотом. Средиземное море неизменно бирюзовое и такое манящее. В нем и безмятежность и могучесть. Глаз отдыхает и радуется такому великолепию. Чем ближе мы подступали к месту проведения соревнований, тем беспокойнее у меня на душе. Там так много народу! Музыка снова гремит, пляжи забиты туристами и группами поддержки железных людей.

IMG_4200 IMG_4201 IMG_4202 IMG_4204

Я хочу сказать, что пляжи Ниццы не приспособлены для семейств с маленькими детьми, к ним не подступиться с коляской. Лестницы, ведущие с набережной на пляж, – очень крутые, а галька – материал труднопроходимый даже для нашего вездехода, коляски Боб. Мы знаем, поскольку мы все-таки спустились и испытали это на себе. Еще мы узнали, что по камням не только больно ходить босиком, но и что они могут стать смертельно опасным орудием в руках двух невинных младенцев. Теплые гладкие камешки изучаются с неподдельным восторгом, но только с тем, чтобы впоследствии зафинделить их мне в голову. Хорошо, если в мою. Мирно загарающая неподалеку дама тоже чуть было не пострадала.

IMG_4228 IMG_4227

Море, сразу довольно глубокое от берега, было еще одним опасным аттракционом для моих детей. Надя плавает, нет, несется по волнам, как русалка, что беспокоило меня ничуть не меньше. Давид был достаточно осторожен и играл в волнах у самого берега. Двойняшки были неподдающиеся маленькие моторчики без тормозов. Серьезно, к этим двум нужно приставить по полицейскому, чтобы они охраняли их и окружающих их людей. Хорошо, что рядом моя мама. Как же медленно идет время. Поскорей бы Скотт освободился и помог нам. Ни я, ни мама так ни разу и не искупнулись.

IMG_4205 IMG_4206 IMG_4207 IMG_4226

Малыши начинают вредничать, их нужно срочно кормить. Mы заходим в первый попавшийся французский ресторан. Давид настаивает, чтобы ему купили сардины, широко рекламируемые в этой местности. Мама хочет суп, и единственный в меню суп – это Poisson (рыбный суп). Уха, стало быть.

Уже все по очереди сходили в туалет, уже нам сыграл французский гармонист “яблочко” и “катюшу”, уже мама обошла квартал, чтобы избавить посетителей ресторана от криков и визгов Фани и Левы, а еду нам все не несут. Это потому, что ресторан такой крутой, или потому, что они пошли ловить сардины для Давида? Уже 8 вечера, Скотт должен быть вот-вот у финиша, двойняшки уже начинают дебоширить, стягивая скатерти и стеклянные бокалы, где наш ужин?!

В сардинах мы очень разочаровались. Слишком много костей и “они пахнут, как мусор”, по словам Давида. Рыбный суп выглядел очень подозрительно, но оказалось, что жизнь приподносит нам и приятные сюрпризы тоже. Цвета детской неожиданности, эта уха была не уха, а просто бомба. Настоящая, французская, вкуснющая! Все внимание с сардин переключилось на миску с маминым супом. Очень вкусно, особенно с французским хлебом. Мы также заказали пиццу для Скотта, чтобы он поел после соревнований.

IMG_4229

После ужина мама повезла малышей домой, а мы, ускорив шаг, пошли к месту соревнований. Темнело. Я волновалась, что мы, возможно, пропустили Скотта. Мы нашли место, где дети могли выскочить и пробежать финишную прямую вместе с папой. Мы всегда так делаем, такая традиция. Мы были в напряженном ожидании, вглядываясь в темнеющую даль, в надежде увидеть папины зеленые носки. . .

IMG_4231

9 часов вечера, 9:30, 10:00. В 22:00 гонка официально закончена. Но мы оставались там, где были, ждали, потому что люди продолжали финишировать, и возможно Скотт был среди них. Фейерверк по случаю окончания Ironman Nice 2011 не был радостным для меня, Нади и Давида. Эхо от громкоговорителя, чествующего новоиспеченных айронменов, шум и блеск праздника, отодвигались от нас все дальше, оставляя нас в числе последних оставшихся болельщиков, в темноте, все еще надеющихся увидеть его.

IMG_4230

Пришло время действовать по плану Б. Мы договорились, что в том случае, если мы не встретимся на финише, мы пойдем к фонтану на Малюссене. На часах 11 вечера, мы идем, ноги болят от ходьбы, Давид начинает всхлипывать от усталости. Папина пицца совсем остыла.

Скотта там не было. Я начинаю паниковать, но мы идем обратно к финишной черте, где мы начинаем просить организаторов, проверить стоит ли на стоянке его велосипед с номером 1499. Да! И мешок с гидрокостюм, шлемом и велосипедной обувью тоже там! Это означает, что он завершил велогонку! Он не разбился! Он либо еще бежит, либо ему оказывают помощь в медпункте. Я стала просить организаторов звонить по телефону, чтобы узнать, где именно он на данный момент.

И снова мы ждем, гляда в бесконечную черноту моря, держась за руки крепче, молясь про себя…

3. The Race

October 6, 2014

IMG_4218

It looked as if a sea monster was plowing the Mediterranian. The first 15 minutes the swimmers stayed tight together but then they started to stretch out more and more. After an hour and a half I went down to the area where the swimmers were getting out of the water. I was trying to find a good spot for taking pictures. Then I waited. After 1 hour and 56 minutes since the beginning of the race, I spotted Scott. I could tell he had a rough time. He looked exhausted. I cheered for him as he paused for a moment to rinse under the shower. He looked at me with almost a smile and off he ran to his next battle. Ironman race is a battle. A battle of body and spirit. These guys don’t compete against each other, they compete against physical pain and weakness. With each mile of the race they are becoming stronger. Not so much physically, but spiritually. It takes an ironwill to become an ironman. Another question – why do they need to go that far?

But let’s follow Scott. I am running parallel to the wire fence with him on the other side, shooting pictures, yelling support and encouragement. In the rythm of the race he unzips and gets out of his wetsuit, pulls on his fancy bright green compression socks, then bike shoes and a helmet come on. Every move is a move forward. There is no time to waste, not even time for water and an energy bar. He picks up his bike and after one more smile he is already pedaling in the direction away from me. He is on the way to his new challenges and achievements. Here, in Germany, one of my friends told me: “It’s a man’s passion to conquer the world, do heroic deeds, prove their abilities.” It seems like such an absurd philosophy. But nature arranged it so it would work. We love men for this craziness and not for lying on the couch.

IMG_4219

Phase I is finished

Well, with the swim behind us, I started walking toward the apartment, relieved. We have a beautiful day ahead of us. Clear skies, blue coast, green mountains starting their ascend at see level – what a beautiful scenery! Scott will have an opportunity to see 180 km of Southern France! Of course, it’s not an easy breezy bicycle tour, but I was a bit jealous.

IMG_4220

IMG_4221

Those green socks…

IMG_4222

Phase II

IMG_4223 IMG_4224

Phase II - 26 mile run

Phase III – 26 mile run

The kids were already up, raiding the refrigirator. After breakfast we decided to observe the Sabbath and read an article from the Ensign conference issue. I tried to keep kids’ attention to the spiritual lesson but kids tv chanel soon prevailed. I did not feel like going out with four kids. It was too hot and crowded outside. It’s stuffy and boring in the apartment. But at least, everybody is safe inside and I don’t have to constantly count heads. I was angxious for this day to be over. Vacation time is so much more energetic with our Dad.

Watermelon juice trickling down naked bellies, sticky hands are everywhere, soggy diapers running around, baby laughs get switched to screams and back. Nap time is over. Nadia and David are spread out on the floor trying to cool off, watching High School Musical for the 3rd time. Time to get out of here. Where is Scott now? I can’t wait to meet him at the finish line.

IMG_4199 IMG_4198 IMG_4197

The walk down the Promenade is beautiful. We pass the port with nice boats parked there. The evening sun splashes them with golden orange. The Mideterranian is magnificent torqouise blue. It conveys such serene yet mighty feeling. We steer our stroller around the bend where the whole Promenade is in view and, oh, my! The place is packed! The loudspeakers are booming, beaches are packed with tourists and Ironpeople’s support groups.

IMG_4200 IMG_4201 IMG_4202 IMG_4204

Nice beaches are not stroller friendly. The stairs down from the bank are steep and the pebbles are challenging even for our 3-wheel drive super Bob stroller. We know that because we actually took those stairs, risking the lives of our babies when stroller got out of control and almost tumbled down. We also learned that pebbles are not only painful to walk on but also can be a deadly weapon in the hands of our twins. Just watch my innocent babies pick up warm smooth rocks only to smack them into my head. Ok, if it’s mine. They almost hit a lady peacefully sunbathing nearby.

IMG_4228 IMG_4227
Mideterranian, as inviting as it looks, is quite deep right off the shore. It was another dangerous attraction for my kids. Nadia, a good swimmer, rides on the waves like a mermaid, which did not make me feel any less fearful. David was cautious enough to play right where the waves hit the shore, I just had to hope he would not get washed away. The twins were unstoppable little engines with no breaks. Seriously, these two need a polizei attached to them to make sure they don’t hurt themselves and those around them. It’s a good thing my Mom was with me. Time can’t go any slower. I so need Scott to be done and help us out. Neither me nor my Mom had a chance to swim in the sea, not even once.

IMG_4205 IMG_4206 IMG_4207

IMG_4226

Babies are starting to fuss just as we sit down at the French restaurant. The first one we see. David insists on trying the sardines widely advertised in this area. Mom wants soup, and the only thing on the menu is the Poisson Soup (fish soup). It takes forever to get our food. Is it because the place looks fancy or is it because they had to go catch David’s sardines?! Babies behavior is starting to draw unwanted attention. Mom buckles them in the stroller and takes them on a walk away from tablecloths and fancy goblets. 8 pm. I am thinking about Scott finishing any minute now, I am so ready to go to the finish line, where is our food?!

Sardines turned out to be a big dissapointment. Too many bones and they smell like “garbage” said Dave. Bread was great. Especially with suspiciously looking Poisson soup. That fish soup was not any old fish soup, it was da bomb! Authentic, French, yummiest one ever! Everyone turned their attention from sardines to my Mom’s bowl of soup. We also ordered pizza to go for Scott to eat after the race.

IMG_4229

After dinner Mom took Ethan and Levi back to the apartment while we sped through the streets of Old Town back to the Promenade where the finish line was set up. It was getting darker. I was afraid we might have missed him. We found a place where kids could jump out and run the last bit with Dad. He likes that. So here we were, waiting, straining to see our Dad’s green socks. . .

IMG_4231

It was 9 pm, 9:30 pm, 10:00 pm, at which time the race was officially over. But we stayed where we were, still waiting, because more people were still finishing, and maybe Scott was among them. The fireworks celebrating the end of Ironman Nice 2011 did not feel right. Cheerful sounds of the after the race party moved further and further away from us. It was dark and we were among the last few left, still hoping to see him.

IMG_4230

Then, it was time to proceed to plan B. We agreed that in case we don’t see each other at the finish line we’ll go to our meeting place, which was the naked guy fountain on Malaussena. 11 pm, on we go, our feet are sore from walking, David is starting to whine and Dad’s pizza is getting cold.

Scott’s not there. I start to panic, but we walk back to the finish line, where we start asking the organizers to check if the yellow bike number 1499 is still there. It is! And the bag with his wetsuit and bike helmet and shoes is there too. It means he had finished the bike! He did not crash! He was either still running or being helped at the first aid station. I asked them to make phone calls to find out where exactly he was at the moment.

Waiting again, eyes fixed into the endless blackness of the sea, holding hands tighter, praying silently. . .

2. Отсчет к Старту

24 сентября 2011

26 июня 2011 – стал самым длинным днем в моей жизни.

Готов!

Готов!

Скотт и я проснулись в 4:30 утра. Дети и мама спали. Мы спокойно и быстро собрались, Скотт взял свой рюкзак с гидроскостюмом и энергетическими батончиками, и к 5 утра мы уже шагали по спящeму городу пo направлению к набережной. Было еще темно. Скотт почти не говорит, наверное медитирует, или нервничает, или еще спит. Я тоже молчу, переживаю. Но мои мысли тяготит, в основном, логистика предстоящего дня. Смогу ли я сфотографировать его во время перехода на велосипед и на марафон? Сможем ли мы найти друг друга после соревнований? Будут ли дети вести себя нормально, и смогу ли я за всеми уследить, всех накормить, не забыть где находится наша квартира и т.д.

Тут написано Лазурный Берег, место проведения соревнования

Тут написано Лазурный Берег, место проведения соревнования

Обогнув скалу, закрывающую вид на Променад (дорогу вдоль набережной моря) я получила более четкое представление о масштабе этого соревнования по троеборью. Вот это да! Должно быть, тысячи людей собрались на рассвете на берегу спящего Средиземного моря. Громко играла музыка, заставляя кровь быстрее бежать по венам, красивые подтянутые люди со всего света были центром внимания. Я тоже внутренне восхищалась их волей и силой, главным образом, волей и силой моего мужа. Если бы я только знала тогда , в какую опасную игру играют эти “железные” люди. . .

Greeting the Mediterranean

Приветствует Средиземное море

At the crack of dawn on June 26, 2011 Scott is about to start the race

Раннее утро, где-т 5 утра наверное

Как-то между прочим, невзначай, я заметила как патрульно-спасательные лодки построились по периметру заплыва на Plage du Centenaire. Как на берегу расставлены носилки, как машины скорой помощи припаркованы вдоль Променада, и медицинские палатки были готовы. На минуту мне стало не по себе, беспокойно за тех, кому не повезет и кого придется вылавливать из воды, замазывать раны зеленкой от велосипедной аварии или накачивать жидкостью через капельницу. Но, конечно же, они все будут в порядке, всё заживет и наибольшая травма для них будет от того, что они сошли с дистанции. Я живу со спортсменом, я знаю что движет этими людьми.

IMG_4211

Паркует свои вещи

IMG_4212

Зрители

IMG_4213

Зрители вдоль Променада

Я была уверенa, подобная неудача не постигнет Скотта. Он проплывет изо всех сил 4 км, с ветерком промчится 180 км на велосипеде и выжмет 42 марафонских километра. Меньше всего я беспокоилась за марафон. Ведь он так натренирован! 3 часа бега каждое утро и примерно столько же времени в спортзале во второй половине дня. Его слабое место – плавание. Поэтому я решила остаться во время заплыва, чтобы убедиться, что он выберется из воды и сядет на велосипед.

IMG_4214

Он уже переоделся в гидрокостюм, и после моих неуклюжих ободряющих слов, после спешного прощания, мы разделены. Он присоединился к группе спортсменов, а я стала искать себе место между зрителями, приклеенными к перилам набережной. Ух, втиснулась! Теперь, главное, не уронить фотоаппарат в море. Стою, держусь обеими руками за объектив, пытаюсь узреть знакомый гидрокостюм. Это невозможно на самом деле, все гидрокостюмы черные, все головы одеты в синие плавательные шапочки.

IMG_4215

Французский ведущий соревнования/ди-джей, танцуя на платформе, подпевает “that tonight’s gonna be a good night”, зажигает то по-французски, то по-английски, то снова по-французски. В какой-то момент он заводит спортсменов, стоящих на старте, они все поднимают руки и начинают танцевать. Ощущение от всего – необыкновенное. Здорово быть частью такого события и я болела за успех каждого.

IMG_4216

Уже совсем рассвело, 7 часов утра. Oгромная масса пловцов вошла в воду, и гонка Ironman началась.

IMG_4217

Старт!

2. The Countdown

Saturday, September 24, 2011

June 26, 2011 – has become the longest day in my life.

Ready!

Ready!

Scott and I woke up at 4:30. Kids and Mom were still asleep. We quickly and quietly got ready, packed Scott’s stuff and by 5 am were walking down the street towards the Promenade. It was still dark. Scott does not talk much, he is either nervous, or he is meditating, or still sleeping. I know I am worried. But I am mostly concerned about the logistics of things. Will I be able to take pictures of him during the transitions? Will we find each other after the race? Will kids behave and will we have any fun that day while waiting?

IMG_4209

As soon as we came around the cliff and got a good view of the Promenade des Anglais, I got a better idea of the scale of this event. There must have been thousands of people all gathered up at the break of dawn on the banks of sleeping Mediterranian. Music blairing, causing blood run faster through our veines, beautiful fit people were definetely the center of attention. I admired their willpower and strength, but mostly, of course, I admired my husband’s willpower and strength. If I only knew what a dangerous game these Ironmen are getting themselves into. . .

At the crack of dawn on June 26, 2011 Scott is about to start the race

At the crack of dawn on June 26, 2011 Scott is about to start the race

Greeting the Mediterranean

Greeting the Mediterranean

Just by the way, I’ve noticed the boats patroling the waters of the Plage du Centenaire, stretches prepared on the beach, ambulances parked on the street, and medical boothes set up along Promenade. I felt chills going down my back. I already felt bad for those less fortunate who would have to be fished out of the water, or break their bones crashing off the bike, or have an iv to rehydrate them in the shade of a first aid station. But certainly they’ll all be ok. The worst pain for them would probably be not finishing the race. I live with an athlete, I know the drive behind all of this “fun”.

IMG_4211

Setting up

IMG_4212

Fans

IMG_4213

Fans along the Promenade

I was confident though that this misfortune would pass Scott by. He would paddle hard through his 2.4 mi. swim, breeze 112 mi. on his bike, and run (something I was the least worried about) all the 26.2 mi. of his marathon. Really, he trained good. 3 hours every morning and about the same at lunch or afternoon. In fact, the most challenging part of the race was supposed to be the swim. So, I decided I’d stay to make sure he’d get out of the water and get on his bike.

IMG_4214

He is in his wetsuit and after my clumsy encouraging words and a good-bye, we are separated. He joins his fellow athletes, and I walk up and down trying to find a spot betwixt the spectators glued to the railing. I squeeze in and finally am a part of the fan club, trying to spot a familiar wetsuit. It’s not possible really, all the wetsuits are black, all the heads are wearing blue swimhats.

IMG_4215

Warming up

IMG_4216

Get ready…

The French race announcer/dj is dancing on the platform, singing along to “tonight’s gonna be a good night”, yelling in French, then English, then French again. At some point he makes all athletes raise their arms, they all start to dance, and the feeling is great. I am proud of these people and root for their success. It’s broad daylight, 7 am. The huge mass of swimmers enters the water, and the Ironman Race begins.

IMG_4217

The Start

New Milestone – Eighteen Months

Tuesday, March 01, 2011

Here goes another post contents of which are highly biased and subjective, but true and honest to me, nevertheless. Another post dedicated to my adorable little ones (I almost see some of you yawning.) But in my opinion, the whole world must know that my babies have turned 18 months old this past week!

It’s quite a milestone in a toddler’s life. For one, they are finally legal in the Church Nursery (yay!) They’ve been hanging out there for about a year. Scott (if in town) and I have become volunteer Nursery leaders taking turns serving in our callings. But yesterday the babies were taken care of and it felt good playing piano in Primary without anyone pulling me off the chair.

I love to see my babies grow (never mind that they have figured out how to open doors and climb on tables), they are still the. cutest. munchkins. evah!

18mos1 18mos2 18mos3 18mos4 18mos5 18mos6 18mos7